Кто загрязняет реки? Как открытые данные выводят на чистую воду

Минэкологии сделало удобный доступ к данным о поверхностных водах. Теперь украинцы могут следить, кто и как загрязняет реки возле их домов

Летом 2018 года любой украинец, у которого есть интернет, получил доступ к новому инструменту на основе открытых данных. Это онлайн-карта состояния поверхностных вод. Она показывает, насколько по 16 параметрам загрязнена вода в определенной точке страны. А еще выводит список тех, кто к этому загрязнению может быть причастен.

“Чудесно. А разве раньше такую информацию скрывали?” — резонно спросит этот же украинец. Действительно, формально данные анализа поверхностных вод открыты для всех. Но вот добраться до них и уж тем более быстро обработать было проблематично. Об удобных инструментах для граждан и речи быть не могло. Выручили открытые данные. И энтузиазм тех, кто ими заморочился.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В режиме инфузории: забыть катастрофу проще, чем решить проблему 11.10.2018Основатель EasyWay: Главное — найти в городе вменяемого человека 06.07.2018Украина интересуется «чистыми» технологиями из Японии 14.05.2018

LIGA.net разобралась, зачем нужно показывать общественности сложные биохимические параметры и как это может улучшить качество питьевой воды для каждого дома.

Запущенный случай

История началась еще 20 лет назад. В 1998 году в Дании 38 стран (среди которых была и Украина) подписали так называемую Орхусскую конвенцию. Официальное ее название — О доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды.

Проще говоря, страны-участницы договорились принять необходимые законы и дать своим гражданам простой открытый доступ к экологической информации. Дескать, человек имеет право на благоприятную окружающую среду — значит, следить за ее состоянием и участвовать в принятии решений по воздействию на нее. А это начинается с информированности.

Трудно представить, что в начале 2000-х, когда конвенция вступила в силу, наше государство могло сделать хоть сколько-нибудь удобный инструмент публикации информации. Это могли быть разве что письменные запросы и выдачи справок. Цифровизация данных в украинскую экологию пришла значительно позже.

Потом усугубились законодательные вопросы. Наша страна начала заваливать дедлайны по принятию экологических законов. И в середине 2000-х оказалась в списке нарушителей Орхусской конвенции. Такие “успехи” грозили международными разбирательствами и санкциями.

В 2015 году Кабмин принял Постановление №835, которое дало толчок развитию прозрачности в госуправлении. Согласно ему государственные структуры обязывались опубликовать определенные наборы данных в формате открытых. От Минприроды требовался длинный список, а одним из обязательных наборов стали данные о мониторинге поверхностных вод.

Покинуть «черный список Орхуса» удалось только в 2017 году, когда Верховная Рада приняла, а президент подписал долгоиграющий закон Об оценке воздействия на окружающую среду. Тогда же в План действий правительства на 2018 год вошел пункт про обеспечение доступа населению к экологической информации.

Зачем нам следить за состоянием рек

По данным Института стратегических исследований, почти 80% украинцев получают питьевую воду из поверхностных вод, причем, 70% из них — из Днепра. Хорошо бы понимать, безопасна ли эта вода для здоровья. И не сливает ли кто-то пресловутые стоки.

Экологи делают регулярные (от месяца и чаще) сборы водных образцов для анализов. В лаборатории образцы оценивают по ряду параметров: уровень кислорода, концентрация ионов, твердых веществ и другие. После чего вносят в базу. С другой стороны, предприятия, которые осуществляют забор воды и/или выбросы, в специальной форме отчетности обязаны указывать объемы использования и тип сливаемых веществ.

То есть следить за потенциальными экологическими нарушениями, вроде как, можно. “Вся эта информация была доступна и раньше. Но в каком виде? Насколько оперативно, удобно? Насколько понятно обывателю?” — намекает на проблематику Дмитрий Булыка, руководитель отдела защиты информации и электронных сервисов в Министерстве экологии и природных ресурсов.

Как правило, такие данные были зарыты глубоко и непонятны для анализа. Приведи их в удобный вид — и каждый человек сможет следить за состоянием ближайшего водоема.

Другой момент — если вдруг какая-то компания захочет построить производство или даже жилой дом, она должна произвести так называемую процедуру оценки влияния на окружающую среду будущего субъекта хозяйствования. И общественность в этой процедуре должна участвовать. Для этого ей стоит основывать свои решения на каких-то данных — в том числе мониторинговых.

К примеру, кто-то подал заявку на строительство производства и планирует делать выбросы в ближайшую реку. А мониторинговый ресурс показывает, что ситуация в этой точке и так плачевная. Значит, общественность может бить тревогу раньше, чем жители района начнут травиться испорченной водой. Занести “кому надо” денег за вред окружающей среде и остаться незамеченным тоже будет сложно — данные-то собираются и вносятся независимо. И разобраться в том, почему они ухудшились, будет легче. Так проявляется антикоррупционный эффект открытых данных по состоянию вод.

Такие превентивные кейсы знакомы украинцам по другим открытым данным. Например, ЕГРПОУ или судебному реестру, где можно отследить собственников, связи между бизнесами, платежеспособность, заведенные иски и много других интересных штук до вступления в денежные отношения.

Старые таблички — прочь

В конце апреля данные наконец-то были преобразованы в машиночитаемый вид и появились на Едином портале открытых данных data.gov.ua. Проект реализовался на базе Государственного агентства водных ресурсов Украины, который же и поставлял данные.

Как говорит Дмитрий Булыка, в реализации не было ничего фантастического, но нужно было договориться о единых правилах работы с данными. В частности, избавиться от “зоопарка” форматов. Раньше во всех региональных управлениях Водагентства были свои нюансы, документы, которые анализировать можно было только вручную. Вместо этого нужно было согласовать и утвердить новый машиночитаемый формат. Конвертировать в него все старые документы, которые велись нерационально. А также написать инструкцию для тех, кто данные вносит.

Министерство экологии также привлекло USAID/UK Aid проект «Прозрачность и подотчетность в государственном управлении и услугах/TAPAS», чтобы открыть данные по мониторингу вод и создать интерактивный инструмент. На карте теперь есть не только показатели, но и их понятное объяснение. Также там есть пункт “Кто загрязняет реки в твоей области?”, где выводится список потенциальных нарушителей водного спокойствия.

Итого, за несколько месяцев удалось перевести в единый машиночитаемый вид данные мониторинга водных ресурсов с 2008 по 2017 год. Заборы воды делались в 435 пунктах наблюдений, опубликована информация про 23 585 проб. Теперь на основе этих данных можно делать различные информационные продукты представления, анализа данных, оперативного информирования и др..

Александр Рыженко, глава Госагентства по вопросам электронного управления напоминает: “Согласно последнему выпуску Global Open Data Index, только 15 стран в мире публикуют данные о качестве воды в открытом машиночитаемом формате. И Украина тоже пошла этим путем, чтобы дать возможность каждому украинцу в доступной форме узнать о состоянии воды возле места жительства или работы”.

Что дальше

Проект с Водагентством — один из пилотов. Глобальная же цель Минэкологии — создать общегосударственную автоматизированную систему Відкрите довкілля, где общественность сможет в удобном виде смотреть самую разную экологическую информацию: состояние воздуха, лесов, почвы и т.д.

И если в пилоте публикуются только сами данные, то в системе Відкрите довкілля планируется полноценная аналитика. А пока что этим уже могут заниматься экологические активисты, свободно выкачивая массивы информации с data.gov.ua и сопоставляя их.

“Теперь любой заинтересованный человек может легко контролировать, какие субъекты хозяйственной деятельности совершают выбросы загрязняющих веществ в водные объекты. Или контролировать чиновников в том, как они обосновывают те или иные решения по экологическим вопросам. В целом, это еще один плюс в уровень прозрачности государства перед населением”, — резюмирует Дмитрий Булыка.

Евгений Шишацкий
корреспондент редакции ЛІГА.Tech

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.